Среда, 20.09.2017, 23:06
Меню сайта

Форма входа
Поиск

Танки "Шнейдер" СА1 и "Сен-Шамон"

Средний танк "Шнейдер" СА1

25 февраля 1916 года на завод фирмы «Шнейдер» поступил заказ на 400 машин, но одновременно с этим начальник управ­лении автомобильной службы добился у главнокомандующего разрешения выдать аналогичный заказ «Обществу железоделательных и сталелитейных заводов» (FAMH) в Сен-Шамоне на свое «инициа­тивное» детище, раздробив и без того ограниченные возможности промышленности. На фирме FAMH приложили максимум усилий, и 27 апреля 1916 года госсекре­тарь артиллерии сообщил главнокоман­дующему о проекте бронетрактора, имеющего серьезные преимущества перед "Шнейдером", в силу чего фирма FAMH также получила заказ на 400 машин.

Средний танк "Шнейдер" СА1

К формированию танковых частей и подготовке экипажей приступили, не до­жидаясь постройки первых экземпляров танков. Тут снова потребовался Этьен с его предварительными наработками по этим вопросам. В середине августа 1916 года в центр  начальной подготовки в районе форта Марли-ле-Руа стали прибывать первые курсанты. В сентябре полу­чили и первые танки. Это были удивительно несуразные машины. Взвинтив темп их создания, французы превзошли в по­спешности англичан, затратив на полгода меньше от момента выдачи заводам за­каза до момента их применения. В спеш­ке брали первые, лежащие на поверхно­сти решения. Будучи информированы о работах за Ла-Маншем, они игнориро­вали опыт англичан отвергавших трак­торную базу, и выполнили разработки на основе трактора «Холт», совершенно не­пригодного для преодоления изрытых воронками и окопами передовых позиций. Правда, защищенность гусеничных лент на французских танках была выше, чем у британских. Кроме того, если английские машины воспринимали все неровности пути прямо на корпус, то французские имели блокированную подвеску с пру­жинным подрессориванием, что позволило несколько поднял скорость и повы­сить комфортность условий работы эки­пажа. На этом перечень достоинств кон­чается. На ходовую часть американского трактора установили примитивную короб­ку бронекорпуса, значительно выходя­щую за продольный габарит гусениц. В этом отношении наиболее неудачным ока­зался «Сен-Шамон». Его носовая часть сильно нависала над гусеницами, что обусловливало крайне низкую проходи­мость машины. Она не могла преодолеть даже ничтожные вертикальные препятствия. При длине корпуса 7,91 м танк редко преодолевал ров шире 1,8 м. Для преодоления более широких препятствий длину опорной поверхности гусениц при­шлось увеличить почти вдвое по сравне­нию с американским трактором. В то же время более короткий «Шнейдер», имев­ший стальной «хвост» и торчащий подоб­но бушприту контрфорс, легче преодо­левал линии окопов.

Цепь ошибок продолжили, устанавли­вая вооружение. На «Сен-Шамоне» ору­дие установили за лобовым листом, более или менее органично вписав его в общую структуру машины. Огонь можно было вести в узком секторе прямо по курсу; перенос огня сопровождался поворотом всего танка. На первых 165 машинах ста­вили специальную 75-мм пушку, на последующих – полевое орудие. Что каса­ется «Шнейдера», то решение конструк­торов, разместивших орудие - основное средство огневого боя - у правого борта в срезе корпуса, подобно тому как это делается на кораблях, представляется более чем сомнительным, хотя и объяс­нимым - слева располагался двигатель. Это привело к тому, что пушка наводи­лась в горизонтальной плоскости лишь в пределах 20º, и все цели слева оказались в мертвой зоне. Подавить их, не подста­вив при этом под обстрел правый борт машины, было просто невозможно. Кро­ме того, «Шнейдер» имел еще один очень серьезный недостаток: топливные баки размещались вдоль бортов, и достаточно было одной бронебойной пуле прошить броню, как танк мгновенно превращался в пылающий костер.

Средний танк "Сен-Шамон" образца 1916 года

Броня обеспечивала защиту от обыч­ных пуль на дистанции свыше 15 метров, но совершенно не спасала от новой бро­небойкой пули типа «К» со стальным сер­дечником. Расположенные наклонно ло­бовые броневые листы давали необхо­димую стойкость за счет рикошета, а бор­товые пришлось усилить дополнительны­ми экранами, отстоящими от основной брони на 40 мм. Работы по их навешива­нию производились в полевых условиях.

Средний танк "Сен-Шамон" образца 1917 года

На «Сен-Шамоне» толщину борта при­шлось удвоить, что привело к увеличению массы танка на 1 т. Если первоначальная чистая масса танка составляла 19,9 т, то боевая масса модернизированного коле­балась в пределах 23-24 т. Ширина гусе­ниц совершенно не соответствовала мас­се, что выражалось в высоком удельном давлении, и на слабом грунте (пашня, мок­рый луг, болото) танки теряли подвижность. Чтобы решить эту проблему, пришлось расширить трак с 32 до 41 см.

 «Сен-Шамон» образца 1916 года имел плоскую крышу с бронеколпаками цилин­дрической формы и смотровыми щелями. На машинах образца 1917 года колпаки убрали и сделали двускатную крышу, танки более поздней модификации обо­рудовались командирской башенкой.

Что касается силовой установки, то на «Шнейдере» стоял ничем не приме­чательный 4-цилиндровый 60-сильный мотор специальной разработки. Меха­ническая коробка передач обеспечива­ла три скорости вперед и одну назад. В качестве механизма поворота использо­вался дифференциал. На «Сен-Шамоне» была использована новинка - бен­зиноэлектричеекая трансмиссия: 4-цилиндровый бесклапанный мотор «Панар», развивавший мощность 90 л.с. при 1450 об/мин, приводил в действие 52-киловаттную динамо-машину, которая питала два электродвигателя по одному на каждой гусенице.

Поворот производился за счет неза­висимой подачи на электродвигатели тока различной силы, чем достигалось неограниченное число передач в имеющих­ся пределах. Такое бесступенчатое ре­гулирование дало значительное превос­ходство по легкости управления в срав­нении с машинами, оборудованными механической трансмиссией.  Но в целом привод оказался более тяжелым, гро­моздким и менее надежным.  Однако ма­шина получилась довольно-таки скоро­стной. На испытаниях при оборотах дви­гателя порядка 2500 об/мин удалось раз­вить скорость 12 км/ч. Но на практике давать двигателю такую нагрузку не ре­комендовали из опасения его быстрой поломки, поэтому максимальная ско­рость ограничивалась 8,5 км/ч.

С началом поставки танков был раз­вернут лагерь в районе Шамплие, обес­печенный всем необходимым для фор­мирования частей и обучения личного состава. Танковые части рассматрива­лись как отборный род войск, «внуша­ющий доверие уже одним своим видом». К 31 марта 1917 года в Шамплие дисло­цировалось уже 13 групп танков «Шнейдер» и 2 пехотных отделения танков «Сен-Шамон», почти идентичные в ор­ганизационном отношении.

Группа представляла собой тактиче­скую единицу и включала 4 батареи по 4 танка в каждой. Наличный парк машин составлял 208 «Шнейдеров» и 48 «Сен-Шамонов». Реально действовать могли только 160 танков, укомплектованных до­статочно подготовленными экипажами, причем только 100 танков успели обору­довать дополнительной броней.

Командование французских войск приняло решение бросить танковые ча­сти в бой в районе Краонского плато, где немцы опирались на новую линию укреплений, которую французская артилле­рия не могла накрыть на всю глубину.

Утром 16 апреля танки двинулись к позициям противника для атаки 3-й ли­нии германской обороны, недосягаемей для артиллерийского огня. Выдвижение происходило на виду у неприятеля, артиллеристы которого, руководствуясь данными корректировщиков с аэроста­тов наблюдения, аэропланов и назем­ных наблюдательных пунктов, разбили танковые порядки раньше, чем они смогли вступить в бой. Потери состави­ли 57 машин.          

Итоги 16 апреля оказали заметное влияние на дальнейший подход фран­цузов к вопросам подготовки и проведения танковых операций, но совершен­но не сказались на программе выпуска танков. Ее завершили в намеченных объемах к августу 1918 года. В конечном счете, приступив к формированию тан­ковых сил позже англичан, французы к концу войны обладали не только боевым опытом, сопоставимым с английским, но и имели заметный перевес в численно­сти парка боевых машин: они распола­гали 4330 танками. Однако львиную долю его составляли совершенно иные ма­шины - легкие «Рено», которые во мно­гом определили характер послевоенно­го французского танкостроения. Что же касается танков «Шнейдер» СА 1, то в конце войны на Западном фронте их ни­кто не видел: переданные Испании, они применялись в ходе боевых действий в Марокко. «Сен-Шамоны», принявшие боевое крещение 5 мая 1917 года в со­ставе роты, в силу неплохой скорости и большого возимого боекомплекта длительное время использовались в ка­честве артиллерийских установок со­провождения танков.