Вторник, 21.11.2017, 01:44
Меню сайта

Форма входа
Поиск

Танк "K"

Сверхтяжелый танк "К"

В мае 1916 года итальянский офицер, апологет военной авиации Дж. Дуэ задумал обнародовать свои взгляды в форме фантастического романа «Крылатая победа». В книге он «снабдил» Германию двумя тысячами «колоссальных танков Круппа по 4000 т (!) весом, с 6 дизелями по 3000 л.с. (из них 2 запасных), со скоростью 4 км/ч, разбрызгивающих на пло­щади полукруга радиусом в 100 м зажи­гательную жидкость, экипаж - всего 2 человека». Такие монстры понадобились Дуэ исключительно для того, чтобы отте­нить мощь предлагаемой им «межсоюз­нической воздушной армии», сокрушаю­щей в романе германскую и австрийскую армии ударами по тыловым коммуника­циям. Разумеется, на самом деле подобных чудовищ в Германии строить не со­бирались, однако идея «подвижной кре­пости» все же нашла свое крайнее вы­ражение в виде первого воплощенного в металл сверхтяжелого танка.

Уже в конце марта 1917 года Ставка Главного командования выдала требова­ния на «сверхтанк» весом до 150 т. Фольмер получил от Инспекции автомобиль­ных войск соответствующее задание. Во­енное министерство утвердило проект «K-Wagen» (Kolossal-Wagen, или просто Kolossal) 28 июня 1917 года. Предполага­лось, что танк будет иметь 30-мм броню, две или четыре пушки калибра 50-77 мм, четыре пулемета, два огнемета, экипаж 18 человек, два двигателя по 200-300 л.с., сможет преодолевать ров шириной до 4 м. На разработку проекта и создание первого образца отвели год, но Ставка Главного командования сократила этот срок до восьми месяцев. Программа выглядела солидно - постройка 100 танков при первоначальном заказе на 10. Рас­четная стоимость одной такой машины - не менее 500000 рейхсмарок. Перед кон­структорами стояла сложная задача - большинство узлов и деталей приходи­лось разрабатывать заново.

Схему танка «К» в целом заимствовали у англичан: гусеницы охватывали корпус, а вооружение - 4 пушки и пулеметы - устанавливалось в широких спонсонах и в бортовых амбразурах. Однако взаимное расположение отделений было аналогично А7VU: отделения управления и боевое - впереди, моторно-трансмиссионное - позади. При этом боевое от­деление без спонсонов и моторно-трансмиссионное занимали примерно равный объем корпуса. Экипаж вновь оказался рекордным - 22 человека.

В отделении управления помещались 2 водителя. На крыше танка в переднем части монтировалась цилиндрическая рубка управления (башенка) со смотро­выми щелями по периметру и люком в кры­ше. Рубка предназначалась для команди­ра танка и офицера-артиллериста.

Корпус танка собирался из больших катаных листов, крепившихся к каркасу заклепками и болтами. Съемные спонсоны имели сложную в плане форму. В ско­шенных передней и задней стенках уши­ренной части спонсона имелись орудий­ные амбразуры, в которые устанавлива­лась 77-мм капонирная пушка с полуав­томатическим затвором. Качающаяся часть орудия крепилась на поворотной тумбе с полуцилиндрическим щитом и ог­раждением казенной части. Слева  от ог­раждения находилось сиденье наводчи­ка. Для наводки он пользовался телескопическим прицелом и соосными маховиками. В передней стенке спонсона у угла располагалась установка пулемета MG.08. Такие же пулеметные установки имелись в узкой задней части спонсона в бортах и лобовом листе отделения управления.

Огонь из задних пулеметов должны были вести механики, основной обязанностью которых являлось наблюдение за состоянием двигателя и трансмиссии. Установка вооружения отвечала все тому же требованию кругового обстрела - в любом направлении танк «К» мог сосредо­точить огонь примерно равной плотности. На крыше спонсонов имелись венти­ляционные решетки.

Уже проектный вес танка заставил ис­кать более мощные двигатели.  Для мотор­ной группы выбрали два мотора «Дайм­лер» по 650 л.с. Выхлопные трубы с глушителями и радиаторы выводились на крышу в задней части корпуса. Запас бен­зина составлял 3000 литров. Оригиналь­ностью конструкции отличалась ходовая часть: катки с ребордами по типу желез­нодорожных крепились не к корпусу тан­к, а к тракам гусениц. Корпус по бокам был охвачен рельсовыми направляющи­ми, по которым и «обкатывались» гусени­цы. Траки собирались с помощью болтов и заклепок. Ведущее колесо заднего рас­положения. Верхние ветви гусениц с пе­редними и задними нисходящими ветвями прикрывались бронекрышей, переходив­шей в изогнутые бронеэкраны.

Планировалось оснастить танк сред­ствами связи - место для радиста отвели перед двигательным отсеком. Для пере­возки по железной дороге «К» мог разби­раться на 15-20 частей. Как предполага­лось осуществлять боевое применение таких колоссов, понять довольно трудно. Очевидно, командование верило в воз­можность прорвать в нескольких местах фронт союзников (вспомним фантастиче­скую «машину кайзера») с помощью по­движных крепостей - идея, возникавшая в те годы во всех воюющих странах. Од­нако уже 18 октября 1917 года Опытное отделение Инспекции автомобильных войск признало, что танк типа «К» пригоден только для позиционной войны. По во­оружению «К» представлял собой артил­лерийскую и пулеметную батареи, уста­новленные в одном «подвижном форте». Большое мертвое пространство в поле обзора из рубки управления было терпи­мо только для «позиционного» танка.

Контракт на постройку пяти экземп­ляров «К» заключили с шарикоподшип­никовым заводом «Рибе» в Берлин-Вайсензее, на пять других - с «Вагонфабрик Вегман» в Касселе. Постройку тан­ков начали в апреле 1918 года. К концу войны на «Рибе» почти достроили один танк, для второго были готовы бронекорпус и комплект основных агрегатов и уз­лов, кроме двигателей. После поражения немцев и заключения Версальского мира все это пошло на слом.

Заметим, что спустя четверть века в Германии снова были построены два са­мых тяжелых танка - 180-тонные «Маус», также не принявшие участия ни в одном бою. Любопытно, что в обе мировые войны, уже после перелома хода со­бытий не в свою пользу, немецкое воен­ное руководство выдавало задания и вы­деляло ресурсы на «сверхтанки». Оба раза конструкторы закладывали в эти монстры ряд оригинальных идей и реше­ний, и оба раза колоссы оказывались в роли мертворожденного дитя.