Вторник, 21.11.2017, 01:45
Меню сайта

Форма входа
Поиск

Танки LK-I и LK-II

После демонстрации макета А7V выс­шее командование предложило разрабо­тать более крупные «сверхтанки». Такое задание вскоре выдали Фольмеру. Од­нако он пришел к выводу, что правиль­нее будет создавать легкие машины, ко­торые могли бы выпускаться быстрее и в большем количестве.

Условиями для разработки и быстрой организации производства стало наличие больших запасов автомобильных агрега­тов. В автопарках военного ведомства к тому времени скопилось более 1000 раз­нотипных автомобилей с двигателями мощностью от 40 до 60 л.с., признанных негодными дли применения в армии, так называемых «пожирателей горючего и шин». Однако при их систематизации можно было получить группы по 50 и бо­лее штук и на этой основе строить пар­тии легких боевых машин с запасом аг­регатов и узлов.

Предполагалось использовать шасси автомобиля «внутри» гусеничного шасси, устанавливая ведущие колеса гусеничного хода на их приводные оси. Немцы, пожа­луй, первыми уяснили такое преимущест­во легких танков как возможность широ­кого применения автомобильных агрегатов.

Легкий танк LK-I

Проект представили в сентябре 1917 года. Начальник Инспекции автомобиль­ных войск одобрил его и 29 декабря при­нял решение о постройке легких танков. Однако уже 17 января 1918 года Ставка Главного командования отклонила это решение, сочтя предполагавшееся бро­нирование таких танков слишком слабым. Вскоре, впрочем, выяснилось, что Глав­ное командование само вело переговоры с Круппом о легком танке, разрабатывав­шемся его фирмой, - еще один пример несогласованности действий Главного ко­мандовании и Военного министерства в вопросах танкостроения.  Создание лег­кого танка под руководством профессо­ра Раузенбертера началось на фирме Круппа еще весной 1917 года. В конце концов эту работу все же одобрили, и она перешла в ведение Военного министер­ства. Дано было разрешение на построй­ку двух опытных машин, получивших обо­значение LK-I (Leichter Kafmpfwagen).

Основные требования к легкому танку предполагали:

-  экипаж: механик-водитель и 1-2 стрелка;

-  вооружение: 57-мм пушка или два пулемета, наличие лючков для стрельбы из личного оружия;

-  защита от бронебойных винтовоч­ных пуль на любой дальности (толщина брони не менее 14 мм);

-  подвеска упругая;

- скорость движения по ровной мест­ности с грунтом средней твердости 12— 15 км/ч, удельное давление на грунт около 0,5 кг/см2, ширина перекрываемого рва 2 м, поворотливость на любом грунте, спо­собность брать подъемы крутизной до 45º;

- масса не выше 8 т, возможность пе­ревозки в неразобранном виде на стан­дартных железнодорожных платформах и готовность к действию сразу же после выгрузки;

- надежный и, по возможности, малошумный двигатель, небольшой силуэт при возможно большом клиренсе;

- время действия без пополнения за­паса горючего и боекомплекта до 6 ч.

Легкий танк LK-I

Для повышения проходимости и эф­фективности при преодолении проволоч­ных заграждений предлагалось увели­чить угол подъема наклонной ветви гусе­ницы. Посадка и высадка экипажа долж­на была быть простой и быстрой, а объем боевого отделения достаточен для нор­мальной работы. Обращалось внимание на пожарную безопасность, устройство смотровых щелей и лючков, защиту эки­пажа от осколков и свинцовых брызг, гер­метизацию танка на случай применения противником огнеметов, а также на до­ступность механизмов для обслуживания и ремонта и возможность быстрой заме­ны двигателя, наличие системы очистки гусениц от грязи.

Гусеничное шасси собиралось на осо­бой раме. Ходовая часть каждого борта заключалась между двумя продольными параллельными стенками, связанными поперечными перемычками. Между ними к раме подвешивались на винтовых ци­линдрических пружинах ходовые тележ­ки. На борт приходилось пять тележек с четырьмя опорными катками каждая. Еще одна тележка жестко крепилась впере­ди - ее катки служили упорами для вос­ходящей ветви гусеницы. Жестко закреп­лялась также ось заднего ведущего ко­леса, которое имело радиус 217 мм и 12 зубьев. Направляющее колесо было приподнято над опорной поверхностью, а его ось снабжена винтовым механизмом ре­гулировки натяжения гусениц.

Продольный профиль гусеницы рас­считывался так, чтобы при движении по твердой дороге длина опорной поверхности составляла 2,8 м, на мягком грунте несколько увеличивалась, а при перехо­де через окопы достигала 5 м. Приподня­тая передняя часть гусеницы выступала впереди корпуса. Таким образом предпо­лагалось совместить поворотливость на твердом грунте с высокой проходимос­тью. Конструкция гусеницы повторяла А7V, но в уменьшенном варианте. Шири­на башмака составляла 250 мм, толщи­на - 7 мм, ширина рельса - 80 мм, про­ем рельса - 27 мм, высота - 115 мм, шаг трака - 140мм. Количество траков в цепи возросло до 74, что способствовало по­вышению скорости хода Сопротивление цепи на разрыв - 30 т. От поперечного смещения нижнюю ветвь гусеницы удер­живали центральные реборды катков и боковины ходовых тележек, верхнюю - стенки рамы.

Внутри такого готового гусеничного шасси крепилась рама автомобиля с ос­новными агрегатами, причем не жестко, а на сохранявшихся рессорах. Жестко связанной с боковыми рамами гусенич­ного хода оказывалась только задняя ось, использовавшаяся для привода ведущих колес. Таким образом, упругая подвеска оказывалась двухступенчатой - винто­вые пружины ходовых тележек и полуэл­липтические рессоры внутренней рамы. Новинки в конструкции танка LК были за­щищены рядом особых патентов как, на­пример, патенты № 311169 и № 311409 на особенности устройства гусеничного хода.

Двигатель и трансмиссия базового автомобиля в целом сохранялись. Вся конструкция танка представляла собой бронеавтомобиль, как бы помещенный в гусеничный ход. Такая схема позволяла получить вполне прочную конструкцию с упругой подвеской и достаточно большим клиренсом.

В результате получился танк с перед­ним расположением двигателя, задним -  трансмиссии и боевого отделения. При первом же взгляде на него бросалось в гла­за сходство с английским средним Мк А «Уиппет», появившимся на поле боя только в апреле 1918 года. Любопытно и то, что LK-I имел вращающуюся башню, прото­тип «Уиппета» - легкий танк Триттона - также. Последний официально испытали в Англии в марте 1917 года. Возможно, гер­манская разведка и имела некоторые данные об этих испытаниях. Однако сходство компоновки можно объяснить выбором автомобильной схемы в качестве базовой, пулеметные же, хорошо отрабо­танные башни применялись на бронеав­томобилях всеми воюющими сторонами. Тем более что по своему устройству LK значительно отличались от «Уиппета»: от­деление управления размещалось поза­ди двигателя, причем сиденье механика-водителя располагалось по оси машины, а за ним находилось боевое отделение.

Броневой корпус из прямых листов собирался на каркасе с помощью клеп­ки. Цилиндрическая клепаная башня имела амбразуру для установки пулеме­та MG.08, прикрытую с боков двумя на­ружными щитками подобно башням бронеавтомобилей. Пулеметная установка снабжалась винтовым подъемным меха­низмом. В крыше башни имался круглый люк с откидной крышкой, в корме - не­большой двустворчатый лючок. Посадка и высадка экипажа осуществлялась че­рез две низкие двери, расположенные в бортах боевого отделений напротив друг друга. Окно механика-водителя прикры­валось горизонтальной двустворчатой крышкой, в нижней створке которой были прорезаны пять смотровых щелей. Для обслуживания двигателя служили люки с откидными крышками в бортах и крыше моторного отделения. Вентиляционное решетки имели жалюзи.

Ходовые испытания первого опытного LK-I состоялись в марте 1918 года. Хотя прошли они весьма успешно, решено было доработать конструкцию усилить - бронезащиту, улучшить ходовую часть и приспособить танк для массового производства.

Легкий танк LK-II на ходовых испытаниях

Вскоре началось проектирование танка LK-II. 13 июня были представлены мо­дели LK-II и легкого танка Круппа. Оба проекта рекомендовали к дальнейшей разработке в пулеметном варианте с вра­щающейся башней. Чуть позже добавил­ся и пушечный вариант LK-II. После начала Амьенской операции союзников Крупп получил срочный заказ на 65 танков, хотя еще не был готов ни один реальный образец. 2 октября в Мариенфельде провели испытания шасси конкурирующих машин. В результате за­каз фирме «Крупп» аннулировали. Вы­бор пал на LK-II. Планировалось уже в декабре выпустить первые 10 машин, а с апреля 1919 года довести этот показа­тель до 200 в месяц. При этом только треть танков должна была быть пулеметными, а две трети — пушечными.

Этому предшествовали огневые испы­тания 57-мм пушки, установленной в кор­пусе LK-II. Испытания, прошедшие еще 29 августа, вывели слабость орудийной ус­тановки и разрушающее действие отдачи на корпус. И 30 сентября Ставка решила, что пушечные LK-II будут вооружаться 37-мм пушкой Круппа.

Обводы корпуса танка несколько из­менились. Появились наклонные скулы между прямыми бортами и крышей. Поза­ди моторного отделения возвышение и ску­лы корпуса образовывали рубку механи­ка-водителя с тремя смотровыми лючками. Неподвижная боевая рубка имела пря­мые борта и наклонную заднюю стенку. В боевой рубке помещались артиллерист и его помощник, работавшие стоя. Двери рубки располагались так же, как у LK-I, но были увеличены. В крыше рубки находил­ся люк с откидной крышкой, служивший для обзора и вентиляции. В прямых бортах, ло­бовом листе и крыше моторного отделения выполнялись жалюзи, на наклонных верх­них листах - люки с откидными крышками для обслуживания двигателя.

Тумбовая установка 37-мм пушки кре­пилась на вертикальной опоре. Конструк­ции щита орудия в целом была аналогична 57-мм пушке на A7V. Артиллерийская ус­тановка весила 500 кг, снабжалась теле­скопическим прицелом и маховиком го­ризонтальной наводки. Угол наведения по горизонтали ±30º. В бортовых дверях пре­дусматривались отверстия для стрельбы из ручного пулемета MG.08/15.

Карбюраторные двигатели были двух типов - мощностью 40 и 50 л.с. Пуск двигателя мог производиться рукояткой из­нутри или снаружи танка либо электро­стартером. Два бензобака общей емкос­тью 170 л располагались по бокам от двигателя, между ним и бронелистами бор­тов, днище баков прикрывалось 8-мм броней. Подача бензина производилась под давлением отработавших газов. Для надежного питания двигателя при любых наклонах машины была переделана по­плавковая камера. Чтобы предотвратить заливание двигателя маслом ввели цир­куляционную систему смазки с замкнутым масляным баком. Охлаждение радиатора двигателя производилось вентилятором или эксгуаугором. Воздух всасывался из боевого, а выбрасывался через отверстия в бортах и крыше моторного отделения. Выхлопная труба выводилась с левого борта. Одна любопытная деталь - в то время как англичане на своих тяжелых танках использовали один двигатель, а на среднем «Уиппете» два, германские конструкторы снабдили тяжелые танки дву­мя двигателями, а легкий  - одним.

Трансмиссия LK-II включала диско­вое сцепление (главный фрикцион), 4-скоростную коробку передач автомобиль­ного типа, продольный вал, на котором располагались конические шестерни, ку­лачковые или дисковые сцепления, колодочные или ленточные тормоза, две при­водные поперечные полуоси с коничес­кими шестернями на одном конце и цилиндрическими на другом. Конические шестерни полуосей сцеплялись с кониче­скими шестернями вала, образуя простой дифференциал, а цилиндрические вместе с шестернями большего диаметра на осях ведущих колес образовывали однорядные бортовые редукторы, которые помеща­лись в картеры, укрепленные на внутрен­них стенках бортов. На тех же стенках в особых втулках крепились на подшипни­ках приводные полуоси и оси ведущих ко­лес.  Для увеличения тяговых характери­стик и возможности преодолевать крутые подъемы в трансмиссию включили про­межуточную передачу, понижавшую скорость хода в 2,14 - 2,16 раза. При выклю­ченной промежуточной передаче  скорость хода составляла от 3,5 до 14 км/ч, при включенной - от 1,6 до 6,5 км/ч.

Управление осуществлялось выклю­чением и подтормаживанием одной из гу­сениц. Манипуляции с гусеницей одного борта производились одним качающимся рычагом на три положения. В заднем по­ложении рычага включалось сцепление соответствующей гусеницы, в среднем - сцепление выключалось, в переднем - включался тормоз гусеницы. Таким обра­зом механик-водитель мог регулировать радиус поворота. Минимальный радиус составлял 1,7 м. Приводы управления и элементы трансмиссии находились под полом боевого отделения. Компоновка трансмиссии и механизмов поворота вдоль продольного вала вполне соответствова­ла небольшой ширине боевой машины.

Наружные стенки гусеничного хода получили отогнутые внутрь наклонные секции для сброса грязи с верхней ветви гусеницы – приспособление, заимство­ванное у Мк А «Уиппет». Несколько был изменен, по сравнению с LK-I, и массивный буксирный крюк.

Угол подъема на минимальной скоро­сти при включенной понижающей пере­даче достигал 41º, при выключенной - 17,5º, на максимальной - соответственно 6,5º и 2º.

Система вентиляции, по мнению раз­работчиков, должна была обеспечить температуру воздуха внутри танка немно­го выше окружающей атмосферы.

Стоимость постройки танка LK-II в ценах 1918 года составляла 65000-70000 немецких марок.

Разведка союзников на основании данных перебежчиков предполагала, что летом 1918 года в постройке находилось 250 легких танков, но это не соответствовало действительности. В 1917 году был подготовлен заказ на 1000 танков, но за его исполнение так и не взялись, хотя из войск в течение 1918 года поступали тре­бования на более подвижные танки легкого типа. Первый LK-II построили толь­ко осенью 1918 года. Лишь в октябре Фольмер смог представить два легких танка. Легкий танк с широким примене­нием готовых автомобильных узлов и аг­регатов оказался намного перспективнее «сверхтанка» хотя бы потому, что был в 10 раз дешевле. Массовое применение легких танков типа LK-II имело бы гораз­до больший успех, чем тяжелых, однако их постройка так и ограничилась не­сколькими опытными образцами.

Совместными усилиями группы Фольмера и конструкторов Круппа на шасси LK-II разработали бронированный артил­лерийский тягач-транспортер. Он имел полностью закрытый корпус с дверями в бортах и корме. В лобовом листе уста­навливался пулемет так, чтобы пулеметчик размещался чуть позади механика-водителя, Кроме того, в бортах находи­лись амбразуры для пулемета. Экипаж вместе с возимым расчетом орудия со­ставлял 6 человек. Это весьма перспек­тивная разработка была одобрена, но не реализована в металле, хотя английские бронированные артиллерийские транс­портеры уже действовали на фронте.