Вторник, 25.07.2017, 21:34
Меню сайта

Форма входа
Поиск

Танк "Рено" FT-17

"Рено" FT-17 в музее. Машина вооружена 37-мм пушкой

В июле 1916 года полковник Ж.-Б Этьен вернулся из Англии, где он знако­мился с работой английских танкостроителей, и вновь встретился с Луи Рено. На этот раз ему удалось убедить Рено взяться за проектирование легкого танка. Этьен считал, что такие машины понадобятся как дополнение к средним танкам и будут применяться в качестве командирских, а также для непосредственного сопровож­дения атакующей пехоты. Этьен пообе­щал Рено заказ на 150машин, и тот принялся за работу.

Взяв за основу командирскую модель танка «Шнейдер» СА 2, он быстро изго­товил головной образец весом 6 т с эки­пажем из 2 человек. Ходовая часть осна­щалась смешанной подвеской из листо­вой и спиральных пружин. Вооружение состояло из пулемета, а максимальная скорость достигала 9,6 км/ч. 20 декабря конструктор сам испытал танк в присут­ствии членов Консультативного комитета по артиллерии специального назначения. Новинка не понравилась тем, что имела только пулеметное вооружение, хотя Эть­ен предлагал именно его, рассчитывая, что танки будут действовать против живой силы. Критиковали также малый вес и размеры, из-за которых танк якобы не сможет преодолевать рвы и окопы. Тем не менее, Этьену и Рено удалось убедить членов комитета в целесообразности про­должений работы и в марте 1917 года фирма «Рено» получила заказ на 150 лег­ких боевых машин.

Парочка "Рено" FT-17 движется по дороге. Ближняя машина, вооруженная 8-мм пулеметом "гочкис", оснащена поздней литой башней, тогда как дальняя - с 37-мм орудием - имеет раннюю башню клепанной конструкции. Вероятно, танки из состава американской армии

Проводившиеся 9 апреля официаль­ные испытания завершились полным успехом, и комитет увеличил заказ до 1000 танков. Однако в дело вмешался министр вооружения и приостановил заказ. Он тре­бовал увеличить внутренний объем танка и разместить в башне двух человек.

Время не ждало. Фронт требовал большого количества легких и дешевых боевых машин. Менять проект было по­здно, а главнокомандующий торопил со строительством легких танков. Тогда же было принято решение поставить на часть танков вместо пулемета 37-мм пушку.

Этьен предложил увеличить заказ до 2500 машин, включив в него и третий ва­риант танка – так называемый радиотанк в качестве командирского для связи между танковыми частями, артиллерией и пехотой. Главнокомандующий под­держал это предложение и, в свою оче­редь, повысил количество заказанных танков до 3500. С таким крупным зака­зом одна фирма «Рено» справиться в срок не могла, поэтому к строительству танков пришлось подключить фирмы «Берлие», «Шнейдер» и «Делонне-Белльвиль». «Рено» должна была изго­товить 1850 машин, на долю «Берлие» досталось 800, «Сомуа» (подрядчик «Шнейдера») - 600, «Делонне-Белльвиль» - 280. США взялись изготовить у себя еще 1200 танков.

Поначалу танкостроители столкнулись с большими проблемами: никак не удава­лось наладить производство литой башни с толщиной брони 22 мм, поэтому первые машины выпускались с восьмигранной клепаной башней, броня которой не превышала 16 мм. Немало времени ушло и на разработку системы установки пушки.

"Рено" FT-17 раннего выпуска с клепанной башней и 8-мм пулеметом

Прототип пушечного «Рено» был го­тов к июлю 1917 года, а первый «радиотанк» покинул стены завода в Бийянкуре 10 декабря 1917 года. Новые танки нача­ли поступать во французскую армию с марта 1918 года, и до конца войны она получила 3167 машин с официальным на­званием «легкий танк «Рено» FT модель 1917». В обиходе его сократили до более краткого FT-17.

Бесспорно, это была одна из наибо­лее выдающихся конструкций в истории танкостроения. Компоновка «Рено» (дви­гатель, трансмиссия, ведущее колесо - сзади, отделение управления - впереди, боевое отделение с вращающейся баш­ней - в центре) до сих пор остается клас­сической. В течение 15 лет этот француз­ский танк служил образцом для создате­лей легких танков.

В отличие от «Сен-Шамонов» и «Шнейдеров», его корпус был конструк­тивным элементом (шасси) и представ­лял собой каркас из уголков и фасонных деталей, к которым на заклепках крепи­лись бронелисты и детали ходовой части.

Последняя состояла из четырех те­лежек - одной с тремя и трех с двумя опорными катками малого диаметра на борт. Тележки подвешивались к про­дольной балке на листовых пружинных рессорах. Верхняя ветвь гусеницы шла по шести поддерживающим роликам, со­бранным в обойме, задний конец которой крепился на шарнире. Передний конец подрессоривался вертикальной спи­ральной пружиной, которая обеспечива­ла постоянное натяжение гусеницы. Уп­равление осуществлялось отключением и торможением соответствующей гусе­ницы, вращающий момент через коническое сцепление передавался на механическую коробку передач, имевшую че­тыре скорости вперед и одну назад. По­дача бензина и циркуляция воды в сис­теме охлаждения были принудительны­ми. 4-цилиндровый карбюраторный мо­тор заводился ручкой изнутри машины или снаружи. Для входа и выхода эки­пажа служил носовой люк, а в задней части башни устроили еще и аварийный. Водитель сидел спереди и наблюдал за обстановкой через три смотровые щели. Стрелок располагался стоя или сидя в брезентовой петле в башне. Позже для него установили регулируемое по высо­те сиденье. Вращение башни осуществ­лялось вручную. На ней имелся грибо­видный откидывающийся колпак для вентиляции с пятью смотровыми щелями.

Боевое отделение отгораживалось от моторного стальной перегородкой с за­слонками. Боекомплект (200 осколочных, 25 бронебойных и 12 шрапнельных сна­рядов или 4800 патронов) размещался на днище и на стенках боевого отделения.

Ведущее колесо большого диаметра помогало преодолевать вертикальные препятствия и выбираться из воронок. На многих машинах оно изготавливалось из дерева для уменьшения шума и веса (единственный случай применения дерева в танкостроении). Для повышения про­ходимости через рвы танк имел съемный «хвост» на оси, поворотом вокруг кото­рой он закидывался на марше на крышу моторного отделения. Длина танка с хво­стом достигала 4,96 м.

Танк, хотя и имел много новшеств, ока­зался очень удачной, дешевой машиной, простой и надежной. Благодаря низкому удельному давлению на грунт - 0,59 кг/см2 он имел хорошую проходимость, преодо­левал подъемы до 45° и рвы шириной 1,8 м. Скорость и запас хода, однако, ос­тавались малы. К полю боя танк перево­зился на грузовиках.

Радиотанк «Рено» TSF

Танк «Рено» выпускался в четырех вариантах: пулеметном, пушечном, сигнальном или командирском («Рено» TSF) с неподвижной прямоугольной рубкой, где находилась радиостанция и три че­ловека экипажа, и, наконец, огневой под­держки с 75-мм орудием («Рено» BS), ус­тановленным в открытой спереди и сза­ди рубке и стрелявшим назад. Впрочем, последним в боях участвовать не довелось – ни один из 600 заказанных танков этой модификации так и не появился до конца войны.

«Рено» BS с 75-мм орудием

Ко времени подписания перемирия 11 ноября 1918 года было построено 3177 танков «Рено» FT-17. Но общий заказ оказался значительно большим, ибо меж­ду февралем 1917 и ноябрем 1918 годов было заказано 7800 танков. Таким образом, FT-17 стал самым массовым танком первой мировой войны и вдобавок самым воюющим. За период с 31 мая по 11 ноя­бря 1918 года они имели 3292 встречи с противником, в ходе которых 440 машин было потеряно.

Первой иностранной армией, приняв­шей FT-17, стала американская, которая получила 514 танков французского про­изводства и с успехом использовала их в боях в сентябре -ноябре 1918 г.

Танк «Рено» вызвал большой интерес во всем мире. Он был закуплен двадцатью странами, в том числе Бельгией, Бразилией, Канадой, Китаем, Японией (где получил обозначение «Ко»), Испанией, Голландией, Польшей и Чехословакией.

И, наконец, будет уместно вспомнить еще один эпизод из насыщенной боевой биографии «Рено» FT-17. 18 декабря 1918 года подразделение этих танков выгрузилось в Одесском порту. Впер­вые они вступили в бой против Красной Армии 7 феврали 1919 года, когда со­вместно с бронепоездом белых поддер­живали атаку польской пехоты под Ти­располем. Позже, в бою под Березовкой, один танк был поврежден и захвачен красноармейцами. Доставленный в Москву, а позже в Сормово, он послужил образцом для постройки первых совет­ских танков «Русский Рено».